КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Categories:

Спасибо

«Высоцкий. Спасибо, что живой» — это тот неординарный случай, когда вопросы к фильму возникают не после, а до его просмотра. После просмотра их не остается.



Критика ругает фильм за то, что:

  • Высоцкий показан наркоманом, его друзья — сплошь дураки и мошенники, зато имеется совестливый полковник КГБ (а ля «Жизнь других»)
  • Не показаны вехи творческого пути Высоцкого, почти не звучат песни Высоцкого
  • Потеряна актерская индивидуальность исполнителя роли Высоцкого, в гриме у него обеднена мимика и не двигается нижняя челюсть

Благодаря просмотру все эти вопросы отпадают.

Владимир Высоцкий был великим артистом, безнадежным алкоголиком, гениальным поэтом, законченным наркоманом, неповторимым певцом, плохим мужем и отцом. Выбросить одну из этих характеристик — например, показать его поющим, но непьющим — потерять Высоцкого. Этот человек не мог в Советском Союзе не быть алкоголиком и наркоманом. Его талант был как алмаз (самый твердый минерал в природе), формирующийся под колоссальным давлением — без давления из того же материала получается графит (самый мягкий минерал в природе). Большинство советских актеров, поэтов и певцов не могли жить под давлением, они были графит, власть закатывала их в карандаши и рисовала ими, что хотела. А он был — алмаз. Таким он и показан. Это и есть его творческий путь — сжатый до нескольких дней в Москве и Узбекистане.

«Ах, левые концерты! Ах, Высоцкого показали жуликом!»... Эстрадные артисты сплошь и рядом так зарабатывали. И русские рокеры так зарабатывали (почитайте воспоминания Макаревича, поищите в Интернете про «Воскресение», дело Романова и Арутюнова). И сейчас они так зарабатывают — вы думаете, они на ваши новогодние корпоративы придут от филармонии? Просто теперь можно заниматься частной предпринимательской деятельностью, а тогда было нельзя. А еще было нельзя менять рубли на валюту и хранить дома некоторые книги. Все это называлось — СССР.

Так что проблема друзей Высоцкого, которые были с ним в Бухаре — его врача Федотова, его администраторов Гольдмана и Янкловича, его коллеги Абдулова (в фильме переименованы и перекроены, но узнаваемы) — не в том, что они зарабатывали, как умели, а в том, что Высоцкий «дошел до точки».



Вот воспоминания Оксаны Афанасьевой — некоторым образом, краткое содержание фильма: «Потом была Бухара. Там была самая настоящая клиническая смерть. Я ему дышала, а Толя Федотов делал массаж сердца. Володя когда очнулся, сказал: «Я вас видел и чувствовал... Но как в кино. Ты дышишь, а Толя массирует...». А через полчаса Володя, как ни в чем не бывало. Уже подошли Гольдман, Валера, Сева и говорят: «Да. Наверное, все три концерта ты, Володя, не отработаешь... Один придется отменить». Вот сволочи! Тут я устроила скандал: «Какие концерты! Вы что с ума сошли! Он же умирал... Никаких концертов!». А Володя, как-то так... «Да наверное, надо... Я чувствовала, он на моей стороне, но отказать им не мог».



В фильме это все, конечно, драматизировано. «Драматизировано» — это, в данном случае, термин, который на обычном языке означает, что события и их герои переписаны так, чтобы наиболее выигрышно смотреться на экране в течение двух часов. Именно это Никита Высоцкий с соавторами сделал для фильма о своем отце. В результате получилось кино, от которого невозможно оторваться, и которое высвобождает в вашей крови больше адреналина, чем любой адреналиновый боевик. Я не шучу.

Законная жена главного героя присутствует в фильме двумя телефонными звонками. Второй из них — важнейшее событие фильма, он показывает, что Марина Влади, находясь в Париже, ближе к Высоцкому и лучше его чувствует, чем друзья, которые в соседнем номере жуют арбуз, и чем «Танюха», которая в ванной моет голову. А примерно через семь минут после звонка Влади появляется вторая жена Высоцкого, Людмила, причем с обоими их сыновьями, и это тоже очень важный момент.

Тем критикам, которые не заметили у главного героя мимики и движений нижней челюсти, я предлагаю украдкой понаблюдать за собой в зеркале — если они не страдают пляской святого Витта и не имеют привычки корчить сами себе физиономии, то лично у себя они тоже не обнаружат особой мимики. Это вообще редкость — люди, которые в обычной жизни каждую секунду играют лицом и двигают челюстью.

Хочу напомнить — Высоцкого уже играли. У Дыховичного в «Копейке» — Арташонов, комично и не очень похоже, вот так:

У Сукачева в «Доме Солнца» — сам Сукачев, спиной:



Вы бы и не вспомнили, если бы я не подсказал, верно?

Но вот вопрос актерской жертвы, конечно, ох. Даже когда имя исполнителя главной роли раскроют, и это окажется Безруков, или Вдовиченков (что лично мне было бы более приятно) или они оба, или ни один из них, это будет все равно немного не то. Потому что задача исполнителя роли Высоцкого была не совсем актерская, а, скорее, имперсонаторская. Фильм — и это уже свершившийся факт — сделан так, что в нем играют Акиньшина, Ургант, Леонидов, Панин, Астрахан, Смоляков, Ильин, чуть-чуть Безруков и Шакуров — и Высоцкий. С лицом Высоцкого, с голосом и интонациями Высоцкого. С харизмой, черт возьми, Высоцкого.

Когда в «Переступить черту» главный герой представляется: «Hello, I’m Johnny Cash» — это Хоакин Финикс в роли Джонни Кэша. Когда некрасивая главная героиня «Жизни в розовом цвете» простирает руки к зрителям — это красавица Марион Котийяр, которая гениально играет Эдит Пиаф. Когда главный герой «Дорз» исполняет «My Wild Love» или «Moonlight Drive» — это Вэл Килмер, который поет, как Джим Моррисон. Но когда в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой» главный герой говорит: «Обстановочка!», или поет «Конец «Охоты на волков» — это Высоцкий.



И уже поздно решать — можно так делать в кино, или нельзя. Это уже сделано. И магия кино от этого не только не пострадала — выиграла. Значит — можно.

Портрет великого актера, поэта и певца выписан предельно жестко, беспощадно. Так же, как и сам он относился к себе — предельно жестко, беспощадно.

Он мог выбрать, как Есенин или Маяковский, обычный способ самоубийства — но выбрал этот.

Таким мы его и любим — Высоцким. А кто отвернулся — значит, не любил.

А то, что мало песен... Вы «Место встречи изменить нельзя» за песни пересматриваете?





Tags: "Высоцкий. Спасибо что живой", "Дом Солнца", "Дорз", "Жизнь в розовом цвете", "Жизнь других", "Копейка", "Переступить черту", Акиньшина, Арташонов Игорь, Астрахан, Безруков, Буслов Петр, Вдовиченков, Высоцкий, Высоцкий Никита, Дыховичный, Ильин Владимир, Килмер, Котийяр, Кэш Джонни, Моррисон Джим, Панин Андрей, Пиаф Эдит, Смоляков Андрей, Сукачев Игорь, Ургант, Финикс, Шакуров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 194 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →