КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Category:

Король молчит

Итак, новый король всего мира с наступающего дня — это, неожиданно, француз Мишель с литовской фамилией Хазанавичус. Правда, его фильму не светит одиннадцать «Оскаров», как «Бен-Гуру», «Титанику» и «Возвращению короля», поскольку он получил всего десять номинаций, да и десять из десяти оторвать практически нереально, хотя в этом случае он оказался бы в весьма достойной компании «Вестсайдской истории». В любом случае, триумф «Артиста» обеспечен.

Вопрос — за что?




«Артист» — очень важный фильм. Он безусловно войдет в классику, как имеющий вневременную ценность, но помимо этого он еще и сверхактуален.

Спустя совсем немного лет после «Прибытия поезда» кинематограф — тот самый кинематограф, которому приклеили ярлык «немой» — стал уникальным видом искусства, секрет которого сегодня практически утрачен.

Этому кинематографу не нужны были озвученные диалоги — наиболее важные реплики разъяснялись титрами («Братья!»), как и закадровый текст («И мятежный броненосец...»), в среднем хватало одного титра на одну страницу сценария, все остальное и так было понятно. Не требовались звуковые эффекты и объемный звук.

Не требовался и широкий экран. Академический формат позволял сосредоточить внимание зрителя на мимике и жестах актеров.



Практически не нужен был цвет. Применялось вирирование пленки для передачи настроения, другие варианты ввода цвета было настолько трудоемкими, что их использование должно было быть очень серьезно обосновано.



Ни к чему было стереоизображение. Если кадр объемен сам по себе, зачем ему 3D?



Без диалогов, звуковых эффектов и объемного звука, без широкого экрана, цвета и 3D кинематографисты «немого» кино добивались высочайшей степени выразительности и саспенса. Но приход новых технологий был неизбежен.



Новые технологии — значит, снова в школу. Недостаточно просто добавить звук, недостаточно просто расширить экран, недостаточно просто включить цвет. Зритель «немого» фильма не знает, какой у актрисы голос, как она на самом деле поет, какого цвета ее глаза. Ему достаточно того, что он видит. Отнимая у зрителя простор для воображения, надо компенсировать его чем-то равноценным.



Переход на новые технологии травматичен. В «Артисте», если понимать его буквально, проиллюстрирован переход на звук, но это повторялось и повторяется с форматом экрана, цветом, цифровым оборудованием.

Далеко не все выбирают широкий экран, формат 16×9 («новый 4×3») зачастую более оправдан. Черно-белые фильмы вовсе не редкость, возьмите практически черно-белые «Город грехов», «Книгу Илая» или фильмы Германа-младшего, возьмите безоговорочно черно-белые фильмы Германа-старшего. Сплошь и рядом кино снимают на пленку, а не на «цифру». А 3D, этот бич и проклятие новейшего кинематографа?

Вот почему через несколько часов все лавры должен получить «Артист». Это не просто образцово-показательная «немая» картина (за исключением двух-трех минут звука и разговоров, использованных исключительно по делу). «Артист» СВОИМ МОЛЧАНИЕМ говорит очень простую и важную вещь — художник (широкое толкование слова «артист»), ты не периферийное устройство при твоих суперсовременных орудиях производства, ты творец. Никому не интересно смотреть, как здорово снимает твоя 3D-камера. Мы и так живем в трехмерном мире, видим цвета, слышим объемный звук. И каждый день в метро мы видим прибытие поезда. Мы не за этим ходим в кино.

А если даже немножко и за этим, то через пару лет нам это надоест.



Tags: "Артист", "Броненосец "Потемкин", "Прибытие поезда", Бежо Беренис, Дюжарден Жан, Люмьеры, Хазанавичус, Эйзенштейн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment