КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

До последней крови (1)

В Америке будущего построен коммунизм в полном соответствии с трудами Маркса — от каждого по способностям, каждому по потребностям. У народа, распределенного по трудовым лагерям, для благозвучия названным «дистриктами», потребности ограничены полуголодным существованием. Метрополис под названием Капитолий всеми способами потребляет то, что по способностям производят дистрикты — от платиновых дверных ручек из первого дистрикта до «черного золота» из двенадцатого.



Известные отцы разделяют и властвуют — двенадцать дистриктов мало того, что изолированы друг от друга и обмотаны колючкой, еще и каждый год должны выставлять по паре тинейджеров для участия в гладиаторских боях. От того, что ежегодные «Голодные игры» обставлены, как американская дуэль на съемочной площадке, замаскированной под зеленый лес, из двадцати четырех участников остается в живых один, а смерть двадцати трех детей транслируется на все телевизоры страны, дружба дистриктов крепче не становится, зато крепнет суверенная демократия.



Первый роман трилогии «Голодные игры» детской писательницы Сьюзен Коллинз прославился, как памфлет на бушевскую Америку, в телевизоре которой закономерно слились «Большой брат», «Академия звезд», Афганистан и Ирак, и вышел очень вовремя, за два месяца до выборов Обамы. Вторая часть получила еще большую популярность, третья тоже не подкачала. Роман «Королевская битва» Коллинз не читала и одноименный фильм не смотрела.



Снять кино о том, как убивают друг друга подростки, можно либо по-японски основательно, с максимумом крови и насилия, либо по-советски иносказательно — с драмой и бумажными погонами. Гэри Росс выбрал третий путь — снимать не на заявленную тему, а про шоу-бизнес, психологию толпы и власть телевизора. Его «Голодные игры» и похожи, и непохожи на лучшие образцы классических и современных антиутопий, он дает то Ланга, то Рэдфорда, то вдруг что-то с фабрики Люка Бессона, но все равно остается собой — то есть автором «Плезантвилля», в частности.



Красивая героиня талантливой Дженнифер Лоренс живет в двенадцатом дистрикте. Терять ей, кроме колючей проволоки, нечего, а мать и сестру надо как-то кормить, поэтому она браконьерствует в запретной зоне, где стреляет из лука белкам в глаз и прячется от патрулей под кронами деревьев (белок Лоренс свежевала еще в «Зимней кости», в похожем контексте). Попав на игры, она, чтобы выжить, делает то же самое. Самообладание она теряет редко, настроена весьма практично, убивать не жаждет и на убийства сверстников не засматривается, а врожденное чувство справедливости ей скорее помогает, чем мешает. Поскольку зритель видит в основном либо ее, либо ее глазами, крови в кадре немного. Животный магнетизм, который она транслирует с экрана, не очень понятен подросткам из категории PG-13, настроенным на трансляцию харакири, а про власть телевизора им совсем неинтересно, так что в аудиторию, которой фильм адресован, он, кажется, не попал — во всяком случае, в России.



Что, в принципе, неплохо, так как дает надежду на то, что через год можно будет нормально, без школьников в зале, посмотреть «И вспыхнет пламя» — судя по результатам предварительной продажи билетов в США и сборам пятницы, продолжение будет обязательно.




Tags: "1984", "451 по Фаренгейту", "Голодные игры", "До первой крови", "Королевская битва", "Метрополис", "Обитаемый остров", "Плезантвилль", "Телесеть", Лоренс Дженнифер, Росс Гэри, Сазерленд Дональд, Туччи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments