КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Железные люди (1)

Вы сейчас не поверите в то, что прочитаете, как я сам не верю в то, что я это пишу, но «Тихоокеанский рубеж» — это прямо конфетка. При том, что я, наверное, последний человек, которого можно заподозрить в любви к огромным боевым человекоподобным роботам.

MV5BMTUzMjc2NzYyNl5BMl5BanBnXkFtZTcwNDM0MjQ3OQ@@__V1__SX640_SY360_

Я как-то уже приводил в пример альбом Элиса Купера The Last Temptation, открывающийся легкой песенкой, сделанной в стиле идиотского оптимизма (которая, если присмотреться, называется Sideshow, т.е. «вставной номер»). После которой включается настоящая первая песня – бескомпромиссная Nothing’s Free.

Вот так и с этим фильмом. Он начинается так, как должен начинаться обобщенный попкорновый блокбастер про огромных боевых человекоподобных роботов — закадровый голос сообщает, что уже 2020 год, и последние семь лет на сушу из океана лезут годзиллы под названием «кайдзу», а мы их крушим 75-метровыми терминаторами под названием «егеря». Егерям не хватает мозгов, поэтому каждым из них управляют даже не по одному, а по два пилота. Тут же случается образцово-показательный бой Годзиллы с Терминатором, при этом один из пилотов, он же старший брат, погибает, а второй, он же младший брат и главный герой, выживает — с свинцом в груди и жаждой мести, поникнув гордой головой. Все, что после этого может последовать в нормальном фильме «Годзиллы против Терминаторов» — еще два часа такой же ерунды. Вместо этого у Гиллермо дель Торо начинается кино про людей на войне.

Вот эти люди — Ринко Кикути (немая японская девушка из «Вавилона»), Идрис Эльба (капитан «Прометея» из «Прометея») и главный герой Чарли Ханнэм (вообще непонятно, кто и откуда):

MV5BNDY1NzA0MTM0OF5BMl5BanBnXkFtZTcwMDM0MjQ3OQ@@__V1__SX640_SY360_

А также Рон Перлман и куча уже совсем-совсем неизвестного народа. И вот весь этот народ выдает военный фильм — ну хорошо, военный мейнстрим — который, чего уж там, далеко не «Повелители бури», но уже за то, какой он есть, ему можно простить и кайдзу, и егерей (которые в обычном кино про войну могли бы быть просто танками, бомбардировщиками или торпедными катерами), и как бы науку, которая призвана оправдать все, что в нем является второй производной всех крупнейших фантастических блокбастеров за последние 20 лет.

Понятно, что зритель не дурак, и все понимает — и что годзиллы ломятся к нам не просто так, и что военные ничего не смогут сделать без помощи как бы науки, и кому именно из героев придется в конце пожертвовать собой, чтобы у агрессоров все «подвзорвалось», а кто выплывет (вы сто раз видели этот финал) — это законы жанра.

MV5BMTc5NTM2Mjc3Nl5BMl5BanBnXkFtZTcwMjA1MjQ3OQ@@__V1__SX640_SY427_

Но еще один — полузабытый — закон жанра гласит: первым делом люди, а роботы и ящеры потом. Вот почему «Тихоокеанский рубеж» смотрится так бодро, честно и ярко, как первый «Железный человек» — на экране сначала люди. И даже когда на экране рубятся пиксели, за ними видны люди.

Tags: "Тихоокеанский рубеж", Дель Торо Гиллермо, Кикути Ринко, Перлман, Ханнэм Чарли, Эльба Идрис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments