КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Categories:

Война

Дискуссии вокруг “Сталинграда” (16 миллионов за выходные – самый крутой выход за всю историю нового российского кино) разворачиваются в трех направлениях главного удара:

1. Обязан ли фильм о Великой Отечественной войне на 100% совпадать с исторической правдой?
2. Должен ли фильм о Великой Отечественной войне соответствовать канонам социалистического реализма?
3. Может ли фильм о Великой Отечественной войне быть блокбастером?

Формулировки могут не совпадать, но суть именно в этом. Поэтому давайте разберемся.

kinopoisk_ru-Stalingrad-1928579

Об исторической правде. Следовало ли великому режиссеру Герасимову, который в 1948 году ставил “Молодую гвардию” по роману Фадеева, в исторической правдивости которого на тот момент никто не сомневался, предвидеть, что первая редакция романа окажется “беспомощной и идеологически вредной”, а подлинная историческая правда появится только через три года, во второй редакции? А еще через десятилетие, в 60-е, появится новая историческая правда, и фильм придется перемонтировать и переозвучить? А еще через тридцать лет, в 90-е, появится очередная, совсем правдивая историческая правда, и киностудия Горького пообещает восстановить фильм в первоначальном состоянии, да так и не сделает этого?

Вспоминаем конфликт между героем романа Константина Симонова и фильма Алексея Германа “Двадцать дней без войны” Лопатиным и киношниками, которые в тылу экранизируют его фронтовой очерк. “Киноахинея”, – злится Лопатин (а на самом деле, конечно, Симонов)...

Но война заканчивается, и сталинский кинематограф в полном соответствии с исторической правдой показывает, как “Сталинский маршрут” приземляется во взятом Берлине, и из него под гром оваций освобожденных народов выходит сам товарищ Сталин (“Падение Берлина” Михаила Чиаурели – один из лидеров проката 1950 года).

Что такое историческая правда? Учебники, которые заново переписывались при каждом новом генсеке? “Воспоминания и размышления” Жукова, которые переписывались еще чаще? Архивы? А можно ли безоговорочно верить архивам? Публикации газет? История “двадцати восьми панфиловцев”, как известно, оказалась уткой газеты “Красная звезда”. При том, что это безусловно красивая, очень кинематографичная мифология, и ее не зря сейчас опять собираются экранизировать. Но если такой эпос имеет право на существование и не противоречит нашему пониманию исторической правды, то в чем тогда проблема, например, с “Утомленными солнцем-2” (катастрофически недооцененными)? Или с фильмом “Сволочи”? Может, хватит уже двойных стандартов?

kinopoisk_ru-Stalingrad-1897597

Вопрос о социалистическом реализме, как ни странно, все еще актуален. Оказывается, многие “критики” категорически не приемлют фильмов о Великой Отечественной войне, снятых как нормальное современное кино. Не приветствуются постмодернизм, клиповый монтаж. И, конечно, советские люди должны выглядеть и говорить, как герои, и быть либо хорошими, либо очень хорошими, а играющие их актеры не должны быть в прошлом запятнаны “недостойными” работами. Возвращаемся к стандартам сталинского кино? А как же оттепель? “Иваново детство”, “На семи ветрах”, “Проверка на дорогах”, “А зори здесь тихие”? А ничего, что в самые советские-рассоветские времена о Великой Отечественной войне снимали, страшно сказать, комедии (“Небесный тихоход”)? А то, что рядовой Некрасов из “Они сражались за Родину” и протагонист Симонова из “Двадцати дней без войны” – цирковой клоун и гайдаевский Балбес? А Сталин из “Сталинграда” Озерова – Остап Бендер? А то, что фантастика о Великой Отечественной войне уже существует и пользуется успехом – “Мы из будущего” Малюкова, “Белый тигр” Шахназарова?

Конечно, это выбор режиссера – Александр Котт, например, снял вполне соцреалистичную “Брестскую крепость”, и фильм даже пользовался определенным успехом. Но не таким, как “Мы из будущего”.

Вопрос о блокбастере – вообще самый больной. Какая, оказывается, пошлость – все эти массовки, постановочные бои и взрывы, спецэффекты, компьютерная графика, горящие каскадеры, красивые актрисы! В обычном кино нам нравятся массовки, спецэффекты, компьютерная графика, горящие каскадеры и красивые актрисы, а в фильмах о Великой Отечественной войне этого быть не должно. В пример, как ни странно, приводят “Освобождение” Юрия Озерова и “Они сражались за Родину” Сергея Бондарчука – советские блокбастеры, дорогие фильмы с сотнями метров массовок, комбинированных съемок и горящих каскадеров. И красивых женщин. У Леонида Быкова (“В бой идут одни старики”, “Аты-баты, шли солдаты”) – та же напасть, комбинированные съемки и красивые женщины, да герои к тому же еще и песни поют. Впрочем, песни поют даже у Юрия Озерова. Невероятно, но факт – когда советские классики снимали фильмы о войне, у них почему-то получалось зрелищное кино для зрителей.

kinopoisk_ru-Stalingrad-2136927

И приходится признать, что фильм о Великой Отечественной войне имеет право быть нормальным современным технологичным кино. И это позволяет нам, уже не отвлекаясь на глупости, просто обсудить кино.

Так вот, “Сталинград” – это и есть современное технологичное кино, и с этой точки зрения к нему никаких претензий нет. Это крепкое, полноценное зрелище. Штурм советским подразделением западного берега Волги впечатляет сильнее, чем высадка американцев в Нормандии в “Спасти рядового Райана” – именно благодаря горящим каскадерам. Жуткий уличный бой в середине фильма выглядит еще круче. Финальный штурм дома – апокалипсис.

kinopoisk_ru-Stalingrad-2136924

Самая большая проблема фильма, как часто бывает, сценарий. Особенно интрига о пяти отцах, которая никакая не интрига, потому что фильм не о пяти отцах, а об обороне крепости, и зрителю интересно не то, каким образом у 68-летнего спасателя из пролога могло быть пять отцов, а то, сможет ли гарнизон выстоять, и если не сможет – то как будет подана обязательная тема: “крепость пала, но гарнизон победил”.

Хорошо видно, что кино писали кое-как. Судя по опубликованным данным, Федор Бондарчук хотел ставить “Жизнь и судьбу” Гроссмана, но оказалось, что такой фильм уже снимают для телевидения, причем по сценарию Володарского. Поэтому взяли сценарий Ильи Тилькина и отдали его на лечение сценаристу и режиссеру Сергею Снежкину – как пишут, “накануне съемок”. Историю с японским землетрясением 11 марта 2011 года тоже, видимо, вставили накануне съемок (которые начались, как известно, 25 августа того же года), и ее тоже все равно что нет.

Большая часть подсюжетов, из которых собрана основная история, хорошо знакомы по “Сталинграду” Озерова и другим военным фильмам – помилованный командиром боец, который приходит к подвигу; дом Павлова (на самом деле – Афанасьева); снайпер и девушка; гибнущее подразделение, которое вызывает огонь на себя. Важная линия девушки, которая отказывается покидать собственный дом, вместе с ее купанием перед последним боем – из “На семи ветрах” Станислава Ростоцкого (это была первая большая роль Ларисы Лужиной). Сожжение мирных жителей – разумеется, из “Иди и смотри”. Сказочный выстрел “буквой Г”, который сейчас начнут сравнивать с паучком из “Цитадели”, лично меня не беспокоит – вспоминаем бутылки с зажигательной смесью в “Сталинграде” Озерова, из которых хлестало, как шампанское, пламя, взрывающее немецкие танки, и подвиг раздавленного танковыми гусеницами ефрейтора из “Они сражались за Родину” (уникальный трюк Андрея Ростоцкого).

kinopoisk_ru-Stalingrad-1928578

Для истории очень важны герои, и герои эти, к большому счастью, интересны сами по себе. Капитан Громов (Петр Федоров) – обобщенный Павлов-Афанасьев, профессиональный командир, повидавший все горячие точки тридцатых годов, считающий аморальным убивать солдат противника, когда они идут за водой, но без колебаний расстреливающий своих за неповиновение. Фразу “за Родину, за Сталина” он произносит только раз – когда сетует, что его бойцы дерутся уже не “за Родину, за Сталина”, а за чумазую малахольную гражданскую (Мария Смольникова). Благородный немецкий капитан (Томас Кречманн – он же командир батальона СС из “Операции “Валькирия”, он же капитан посудины киношников из “Кинг Конга”, он же зять Евы Браун из “Бункера”, он же сочувственный нацист из “Пианиста”), деморализованный любовью к местной жительнице (Янина Студилина). Немецкий полковник и военный преступник (Хайнер Лаутербах), считающий, что стрелять в спину вражеским солдатам – варварство, а сжигать заживо местных евреек – совершенно нормально и даже полезно для боевого духа. Снайпер Чванов (Дмитрий Лысенков) – хладнокровный убийца, стреляющий, “в общем и целом”, во все, что видит через прицел. Фактурный боец Никифоров, похожий на Микаэля Нюквиста и Дэниела Крейга, только лучше (Алексей Барабаш) – бывший малолетний преступник, бывший тенор, ныне – молчаливый разведчик, который заговорит только перед смертью. Всегда готовый к бою рассудительный артиллерист Поляков (Андрей Смоляков, для которого это второй “Сталинград” – у Озерова он играл сына Хрущева). Романов – моряк, красивый сам собою, человек-гора, похожий на старшину из “9 роты” (Олег Волку). Наконец, помилованный командиром нерешительный радист-корректировщик Астахов (Сергей Бондарчук-младший, которого мы не знаем, как артиста, но в данной роли вполне аутентичный и, кстати, как две капли воды похожий на Федора Бондарчука из “Сталинграда” Озерова, причем роль точно такая же). Кино делают люди, и в этом кино люди есть.

Вся эта конструкция не очень ладно скроена, но крепко сшита, и “в общем и целом”, под музыку Анджело Бадаламенти и с “Легендой” Цоя в исполнении Земфиры на финальных титрах, работает на зрительский интерес – о чем и говорят сборы первых выходных. Даже “Гравитация” подвинулась, хотя, полагаю, и ей, и “Сталинграду” еще долго идти в прокате.

После выхода “Иди и смотри” кто-то недальновидно заметил, что Элем Климов закрыл тему Великой Отечественной войны в кино. Не закрыл. И дело не в том, что меняется кино – меняется зритель. Шестьдесят лет назад наши родители и их родители радовались “Падению Берлина”, “Сталинградской битве” и “Третьему удару”. Тридцать лет назад эталоном военного кино казались фильмы Юрия Озерова. “Сталинград” Федора Бондарчука, при всех его недостатках – состоявшееся кино XXI века. Кому-то явно не нравится персона режиссера – что ж делать, насильно мил не будешь. Критики “Утомленных солнцем-2” тоже для вида спорили об исторической правде и уместности спецэффектов, хотя на деле обсуждали, в основном, мигалку.


Tags: "Сталинград", Бадаламенти, Барабаш Алексей, Бондарчук Сергей-младший, Бондарчук Федор, Кречманн Томас, Лаутербах Хайнер, Лысенков Дмитрий, Смольникова Мария, Смоляков Андрей, Снежкин Сергей, Студилина Янина, Тилькин Илья, Федоров Петр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments