КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Categories:

Горькая Венера

Роману Полански, в общем-то, уже нечего доказывать. За последние 15 лет (это примерно четверть срока его карьеры) он успел снять идеальный мистический блокбастер, идеальный байопик и идеальный параноидальный триллер. На этом он не остановился и выполнил еще более сложную задачу — великолепно снял пьесу на четверых в одной декорации.

Но «Резня» оказалась для Полански мелковата. «Венера в мехах» — история Ванды и Куземского, вставленная в пьесу, которую внутри пьесы «Венера в мехах» Дэвида Айвеса репетируют драматург Матье Амальрик и неведомая сущность, выглядящая точь в точь как Эммануэль Сенье — совсем другое дело.

Untitled1

У Амальрика, разумеется, на голове поначалу корона огромных размеров, хотя его театру далеко до «Комеди Франсез», а сам он впервые пробует себя в роли режиссера. Сенье же поначалу ведет себя, как в «Неукротимом» — опаздывает, заявляется в униформе для садо-мазо, хлопает пузыри из жвачки, называет исходный роман Захер-Мазоха порнографией, выражает уверенность в том, что Амальрик читал его на австрийском языке, и с убийственной серьезностью поддакивает глупостям про татарский мех кавказского соболя из Казахстана. Но только поначалу...

Впрочем, посмотрите сами, это того стоит. А будете смотреть — внимательно слушайте. Когда герои виртуозно листают воображаемую книгу и пьют воображаемый кофе (ну еще бы, актерское мастерство), отдайте себе отчет в том, что вы сейчас действительно слышите шелест страниц и звон ложечки — при первом просмотре вы можете даже не понять, что этих звуков быть не должно. Это сделано для того, чтобы вы подсознательно приняли для себя: все, что происходит в этом театре — правда. Это театр «Силенсио» наоборот. Музыка волшебника саундтреков Александра Деспла завершает созданное впечатление.

Untitled2

Но ведь это же притча? Так кого же в ней выводит Полански? Героя, к которому на тридцать первое прослушивание пришла не то захер-мазохова Ванда, не то сама Венера, не то ожившая Мими — отомстить за «Горькую луну»? Который начинает, как бог местного значения, и заканчивает, как жертвенный ягненок? Или героиню — волчицу в овечьем меху, которая начинает, как измокшая актриска, на все готовая ради роли, и заканчивает богиней, исполняющей смертельные языческие танцы?

Здесь важно вспомнить, о чем на самом деле «Венера в мехах» Леопольда фон Захера-Мазоха. А она, по моему глубокому убеждению, на самом деле о неравноправии — которое и приводит, как в романе, так и в жизни, к отношениям рабства, войне полов и прочей гадости. Где-то в середине фильма есть очень короткий момент, когда Амальрик и Сенье не подчиняют друг друга, а просто мирно сотрудничают. Где-то за кадром «Горькой луны» наверняка тоже был такой момент.

Untitled3

В «Неукротимом» такой момент точно был. Вспомните — Харрисон Форд и Сенье ползут по крыше, чемодан уже развалился, статуэтка Свободы падает на мостовую, а они спасаются и смотрят друг на друга влюбленными глазами — и это самое главное в фильме, главнее, чем жена Харрисона Форда и вся дурацкая интрига со взрывателем, из которой потом другие люди сделают смешной фильм «Рыцарь дня».

Пьеса на двоих в одной декорации, если она не усыпляет зрителя, а держит его полтора часа в напряжении — это дико круто. Полански — лучший режиссер в мире, виртуоз, и он держит вас даже не в напряжении, а в изумлении. Если вы правильный зритель, то выйдя из зала, вы тут же купите билет на следующий сеанс — просто чтобы убедиться в том, что такое кино действительно бывает.

Tags: "Венера в мехах", "Горькая луна", "Неукротимый", Амальрик, Деспла Александр, Полански, Сенье, Фон Захер-Мазох Леопольд, Форд Харрисон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments