КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Category:

Француз

Надо бы отругать «Холодный фронт» Романа Волобуева, а не хочется. Хотя есть, за что.



Как-то, когда Роман был нашим* любимым кинокритиком, он высмеял «Американца» Антона Корбейна — за то, что это не кино, а «слайд-шоу, каждый отдельный кадрик которого можно вставить в рамку и любоваться им до бесконечности». Конечно, он тогда не знал, что через пять лет сам в качестве дебютного полного метра сделает чисто изобразительное кино.



Драматургия едва намечена. В течение полутора часов мы пытаемся понять, чего хотят зависшие на безлюдном побережье Нормандии главные герои — и не можем. Илья, которого отлично играет Александр Молочников, не хочет ни писать книгу о ненаписанных книгах, на которую он получил грант, ни гнать халтуру для телевидения, за которую он получил аванс, ни любить «телку с баблом» Сашу (Дарья Чаруша), благодаря которой он может максимально долго не возвращаться на родину. У Саши есть свой многоязычный видеоарт-проект про войну, панику и хаос, но она не хочет его ни делать, ни показывать, и вяло гоняет Илью заварить чай, встретить почтальона и позвонить дежурному по Нормандии. Оба то по очереди, то вместе выбегают на берег, как Антуан Дуанель. Саше лень возить на важную встречу дурацкое коктейльное платье, ей проще купить в городе точно такое же, в результате в фильме есть сцена, в которой Илья — еще и такой немного Крис Кельвин.

Их одиночество вдвоем нарушает появление Саши, которая оказывается Машей (Светлана Устинова), умеет снимать обертку с пачки сигарет так, будто исполняет стриптиз, и хочет в основном самых простых вещей с нижнего этажа пирамиду Маслоу — виски, омара, любви с Ильей и Сашей. Еще в фильме есть бармен и почтальон, но с ними мы не успеваем познакомиться — как, впрочем, и с главными героями.



Этот идеальный и довольно популярный европейский концепт требует эффектного разрешения, и Роман заложил в сценарий массу возможностей для этого — от абсурдно-фантастической (нечто на берегу — но не из Феллини, а скорее из Джона Карпентера) до криминальной (шуба неизвестного происхождения и кадр из телепередачи в баре, который можно заметить, если не моргать) — но так ни одну и не реализовал. В третьем акте прощупывается пульс триллера, который благополучно угасает из-за недосказанности. Все, что произошло с Машей на самом деле — а это не только главная, но и единственная загадка фильма, поскольку все остальное совсем неинтересно — не получает никакого объяснения, как и французские радиопередачи без перевода.

В итоге непонятно, какое чувство, вызванное «Холодным фронтом», сильнее — визуальное удовольствие или досада от недоделанной истории. Фильм получился атмосферный, стильный и красивый — хочешь, не хочешь, а вспомнишь. К такой изобразительной части еще бы драматургию.

Tags: "400 ударов" (пенталогия), "Солярис", "Холодный фронт", Волобуев Роман, Карпентер Джон, Молочников, Тарковский, Трюффо Франсуа, Устинова, Феллини
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments