КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Categories:

«Летят журавли» Михаила Калатозова

На видео — фрагмент моей онлайн-лекции с разбором важных сцен из фильма Михаила Калатозова «Летят журавли».

Картина «Летят журавли» стала первым (и единственным) советским лауреатом Золотой пальмовой ветви фестиваля в Каннах. Она положила начало плодотворному сотрудничеству Михаила Калатозова и оператора Сергея Урусевского — они вместе сняли еще два важных фильма, «Неотправленное письмо» (1959 г.) и, наконец, «Я — Куба» (1964 г.). Но более важно, что она дала столь необходимый импульс «оттепели» — которую, возможно, стоило бы называть «советским неореализмом» или «новой волной» советского кино. «Оттепель» показала реальность так, как ее не показывало кино сталинского времени — с тотальным обновлением киноязыка, делая главной темой современность, переоценивая давнюю и недавнюю историю, находя нового, неэффектного и неравнодушного героя — и мир вновь узнал о советском кино благодаря «оттепели», потому что десятки художников начали снимать совершенно новое кино.





Кстати, вот что написал еще 60 лет назад Герман Кремлев в биографии Михаила Калатозова:

«Крупным планом мы видим, как изнутри застрявшего автобуса, нервничая, выглядывает в окно Вероника. Потом она решается, выбегает на улицу, забитую машинами и людьми, пересекает ее, пробегает между танками...

Позвольте, а когда же крупный план перешел на общий? Ведь вначале мы вроде бы сидели с Вероникой рядом в автобусе и выглядывали из окна, а теперь мы уже видим глубокую перспективу какого то проспекта, но не заметили перебивки, не заметили монтажной склейки.

А ее и не было!

Камера на руках у оператора «выпрыгнула» из автобуса и, впившись в Веронику, ни на секунду не выпуская ее из поля зрения, проталкивалась через плотную толпу, перебегала улицу, ныряла между боевыми машинами

А перед зрителем открылся удивительный, трепетный и пульсирующий кусок жизни Москвы первых военных дней, снятый не с одной застывшей точки, не с чинного штатива, не с плавно движущегося операторского крана — нет, снятый торопливо, нервно, страстно — ведь такой — страстной, нервной, торопливой — и была тогда любая столичная улица».


В эвакуации осознание вины гонит Веронику к железнодорожным рельсам. Оператор то бежит вровень с Самойловой, снимая ее ручной камерой, то отдает камеру ей, чтобы она, бегущая, снимала сама себя. Очень быстрый, шоковый монтаж, временами мы вообще ничего толком не видим и чувствует только темпоритм. Как предзнаменование, на заднем плане появляется поезд. Вероника вбегает на мост над железнодорожными путями.

На мосту она находится в состоянии расширенного сознания. Сначала она переживает собственную смерть, а затем не просто «успевает заметить» на дороге маленького ребенка, а переживает и его смерть. И делает выбор — чтобы спасти мальчика (окажется, что его зовут Борисом), она должна выжить сама.



Мой первый онлайн-курс истории кино сегодня заканчивается, продолжение следует!

Телеграм-канал: https://t.me/kamill_cinema
Инстаграм-канал: https://www.instagram.com/kamill_akhmetov
Tags: "Летят журавли", Калатозов, Самойлова, Урусевский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments