КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Categories:

«Андрей Рублев» — фрагменты из лекции, часть 1

Андрей Тарковский и Андрей Кончаловский вместе написали эпический сценарий «Андрей Рублев» — условную биографию великого русского художника. Исключительно благоприятную рецензию дал на сценарий историк Владимир Пашуто:

«Что видит А. Рублев в жизни? Несправедливость. Несправедливость корыстной церкви, разорительной власти, угнетательской Орды. От нее самое страшное: гибель созданного — «снег в храме». Все это, по мысли сценаристов, повергло А. Рублева в отчаяние, вызвало творческий кризис: не в силах убедить людей в том, что они люди, он бросает кисть.

Сценаристы решили и гораздо более трудную задачу, раскрыв духовное возрождение художника. Поверить этому возрождению помогают творческие споры с Феофаном Греком, которые он вел еще в первой части, наличие антипода — в образе бездарного Кирилла, а главное, сами произведения А. Рублева: ведь он ломает каноны, и русские, и византийские, он — новатор—вводит доброго человека в икону, очеловечивает церковный образ... ...Фильм по этому сценарию должен раскрыть глубокие, давние истоки великой русской живописи; будет учить понимать ее художественную, общественную, социально психологическую сущность... ...выйдя на международный экран, он познакомит зрителя с богатствами нашей культуры, он будет служить живым опровержением измышлений идеологов антикоммунизма, которые отрицают народные, национальные, самобытные истоки культуры России, возводя ее к зарубежном рецепциям».





Так все и получилось, но получилось не сразу — от замысла до торжества фильма на кинофестивале в Каннах прошло восемь лет. Проект получил «зеленый свет» — разумеется, с поправками для уменьшения бюджета — только в 1964 г., и до этого времени Тарковский успел прославиться со своим полнометражным дебютом «Иваново детство»:

«Запустить сценарий в производство долго не разрешали. Бесконечно обсуждали на худсоветах. Наконец, Тарковского вызвал к себе Ильичев, главный идеолог Отечества.

— Что это за сценарий такой у вас? Вы — лауреат, у вас призы, награды. Зачем вам это нужно?

Тарковский стал объяснять, какая это будет важная картина о русской культуре, русской истории.

— А когда картина выйдет? — спросил Ильичев.
— Года через полтора два.
— Ладно. Запускайтесь.

Сразу согласился. Он уже знал, что его «уходят».


Русская культура в фильме, конечно, была — Тарковский снимал в Пскове, Изборске, Печорах, Суздале, Владимире. Но Рублев (Анатолий Солоницын) лишь единожды в течение всего фильма «берется за кисти» (фигурально) — чтобы в сердцах хватить краской по белоснежной монастырской стене, вспомнив, как по приказу Великого князя ослепили артель резчиков. От эпизода к эпизоду фильм рассказывал о страданиях русского человека:

«То татары по три раза за осень, то голод, то мор, — говорит Андрей Рублев Феофану Греку, представляя себе русскую версию Христа, крестный ход по заснеженной русской Голгофе и почти невидимых на фоне снега ангелов, — а он все работает, работает, работает, работает, несет свой крест смиренно, не отчаивается, а молчит и терпит, только бога молит, чтобы сил хватило»...

Вадим Юсов рассказывал о том, как кристаллизовался знаменитый кадр с Малым князем (Юрий Назаров, он же играл и Великого князя), обозревающим с возвышения результаты налета на Владимир. В сценарии значилось: «Владимир трещит и стонет от пожаров. К небу поднимается черный дым, сажа летит по ветру. Завоеватели жгут, режут, грабят, словно уж и меры нет насилию, и граница возможной человеческой жестокости отодвигается все дальше и дальше. Младший князь подымается по древним стертым ступенькам для того, чтобы с самого верха взвесить, оценить и определить всю полноту своей мести, вскормленной ненавистью и безмерной жаждой власти. Он смотрит вниз, на пепел и крик, и его прозрачные глаза с маленькими, как маково зернышко, зрачками слезятся на высоком свободном ветру». Когда все было подготовлено и кадр был выстроен, рядом с камерой появился Тарковский, который нес в руках двух гусей. Эта деталь не была запланирована и не было времени для объясний — режиссер заверил главного оператора в том, что все нормально, и после команды «Начали!» выпустил над черным людским водоворотом, который камера снимала верхним ракурсом, белых гусей, чтобы они довершили картину разгрома.


Окончание.

СНИЖЕНЫ ЦЕНЫ на мои летние дистанционные курсы «Кинограмотность», «Копирайтинг», «Драматургия фильма»: https://kamill.livejournal.com/611419.html — регистрируйтесь, рекомендуйте!

Telegram: https://t.me/kamill_cinema
Facebook: https://www.facebook.com/kamill.akhmetov
Instagram: https://www.instagram.com/kamill_akhmetov
Tags: "Андрей Рублев", "Иваново детство", Грек Феофан, Гринько, Кончаловский, Назаров Юрий, Рублев Андрей, Солоницын, Тарковский, Черный Даниил, Юсов Вадим
Subscribe

Posts from This Journal “Тарковский” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments