КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (kamill) wrote,
КИНО КАК УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
kamill

Адмиралъ

image_thumb Последние дни занимался журналом пользователя [info]great_ice_march (это моя мама).

Журнал представляет собой онлайновую версию ее книги “Великий Сибирский Ледовый поход. Анализ материалов”. К кино это никакого отношения не имеет. По крайней мере, если не считать того, что по мотивам тех же событий был поставлен фильм “Адмиралъ”.

В книге проанализированы основные источники информации о роковом отступлении войск Колчака и сделана попытка отделить зерна от плевел, которых за 70 лет коммунистической пропаганды выросло, конечно, немало. Очень своевременная книга, как говорил вождь мировой революции – событиям Гражданской войны скоро сто лет, а мы о них по-прежнему ничего не знаем.

Что до “Адмирала” – о его исторической недостоверности уже написаны километры. Впрочем, любому понятно, что учить историю по историческим фильмам так же опрометчиво, как и по официальным учебникам истории. Хотя по учебникам, пожалуй, еще хуже.

Меня исторические несоответствия в кино, тем более в историческом, мало смущают. В фильмах Эйзенштейна историческая правда присутствует в столь незначительных дозах, что лучше бы ее там совсем не было. “Броненосец “Потемкин”, “Октябрь” и “Александр Невский” стали бы от этого еще лучше. А вторую часть “Ивана Грозного” сгубила как раз историческая правда. Не историческая недостоверность – проблема фильма “Адмиралъ”.

Кино должно было, по идее, показать дух белого движения и историю любви Колчака. И было бы очень круто, если бы оно хоть чуть-чуть, хотя бы со скоростью десять лет в минуту, отразило следующие полвека судьбы Тимиревой. Но вместо этого в “Адмиралъ” включена жуткая сцена, противоречащая любым представлениям о достоверности в кино (зато в мягкой форме воспроизводящая воспоминания участников расстрельной команды, которые наврали либо многое, либо вообще все) – перед казнью Колчак просит разрешения проститься с женой, Тимиревой Анной Васильевной. Ибо крепка, как смерть, любовь.

Вдумайтесь – адмирал, который умолял возлюбенную “не беспокоиться за него и сохранить себя”, так и сказал чекистам – разрешите, мол, проститься с женой, да еще и назвал ее полным именем. Готовый донос. Или Верховный Правитель не знал, что предыдущего верховного правителя комиссары расстреляли ВМЕСТЕ с женой, детьми, врачом и прислугой? Бог с ними, с воспоминаниями палачей, которых тоже потом почти всех расстреляли. Я о кино. Что описанная сцена должна была показать – всплеск эмоций? Их к этому моменту уже никак не ожидаешь от Хабенского, который по воле режиссера Андрея Кравчука двести десять съемочных дней ходил, насупившись. Лучше бы Колчак оказался английским шпионом – отличная версия, очень кинематографичная.

Для справки: в ходе допроса Колчака было официально застенографировано следующее:

Попов. Здесь добровольно арестовалась г-жа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак. Она — моя давнишняя хорошая знакомая; она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам — больным и раненым. Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

Попов. Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы не имеем право зафиксировать этого?

Колчак. Нет.

Ну, а для того, чтобы узнать, где и когда умер Каппель, кто и когда сдал большевикам Колчака, штурмовали ли Иркутск, нужно книги читать, а не кино смотреть.

Tags: "Адмиралъ", Колчак Александр, Кравчук Андрей, Тимирева Анна, Хабенский, Эйзенштейн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments